• Интердевочка, 1989

    Написано Сентябрь 12th, 2018 news Нет комментариев

    Где-то полгода мне потребовалось, чтобы духовно восстановиться после «Маленькой Веры» и набраться сил посмотреть картину, неразрывно и незримо с ней связанную. Ведь говорим «Маленькая Вера» - подразумеваем «Интердевочку», примерно как путаем «Вечное сияние чистого разума» с «Реквиемом по мечте»... Тоже ж фильм про невыносимость позднесоветской жизни, про разнузданный «сиэкс», про мезальянс и аутбридинг, с непременным наличием на экране нескольких голимых полунагих телок.

    Только тут действие происходит не в Мелитополе, а в Санкт-Петербурге. В гостинице «Прибалтийской», близ которой прошла почти вся моя студенческая жизнь. Так что сие произведение я с самого начала смотрел не только как зритель, но и как авторитетный и строгий эксперт. И надо сказать, что моя «вера в предлагаемые обстоятельства» с самого начала оказалась поколебленной: вышибленная из отеля героиня вскоре оказывается на Университетской набережной — но там расстояние не меньше 5 километров, и после бурной ночи, да еще на шпильках, такие прогулки — удовольствие среднее. То есть, москвич Тодоровский, как и, например, Данелия в «Осеннем марафоне» просто не знали питерской фактуры, и, зачем-то использовали в работе халтурные методы; хотя чего проще — снимали бы у себя в Москве.


    Сразу же насторожил и основной «гвоздь» сюжета: неземная любовь европейского бизнесмена к советской проститутке. Этот мощный сюжетный ход талантливого совписа Влади́мира Влади́мировича Ку́нина(настоящая фамилия — Фе́йнберг) вымораживал меня на протяжении всех 2 часов и 20 минут хронометража. Здесь, якобы, денежные иностранцы — шведы, итальянцы, японцы — липнут к «русским красавицам», так что вся народная милиция оторвать не может, хотя гостиничные шлюхи страшны как Афганская война (лишь молодая Дапкунайте не вызывает рвотного рефлекса). Но, может, это сделано нарочно, чтобы на фоне потасканных и перепрелых «интердевочек», размалеванных словно руандийские ополченцы «интерхамве» протагонистка выглядела Богиней? Никак нет.

    К сожалению, в случае с Еленой Яковлевой мы видим типическую печальную и неразрешимую ситуацию, когда хороший, вроде бы, человек в жизни (разбитная и простоватая, но порядочная и сердобольная хохлушка) - одновременно представляет собой абсолютный нуль как актриса. Яковлева почему-то все время говорит дебильным «сюсюкающим» голоском (даже в откровенной беседе с матерью), без причины разражается мерзким писклявым хихиканьем и, вероятно, была взята в фильм Фейнбергом и Тодоровским лишь потому, что внешне представляет собой идеальную шиксу — европеоидную блондинку нетяжелого поведения.

    Но в глазах неевреев она не то, чтобы красавица: пожалуй, «шавка беспородная» - самое подходящее к ней определение. Вроде, в отдельных ракурсах Яковлева выглядит миловидно, но неизящная фигура (женщины бывают стройными, а бывают «тощими» - вот это как раз второй случай), корявая пластика движений, любовь к придурковатым гримасам — а также быдломакияж и безвкусные проституточные одёжки делают законченным образ «дешевой курвы», из тех, что за скромное вознаграждение сосут у усталых дальнобойщиков и гаишников... Она еще и в постели типичное бревно, так что не вижу ни одной причины питать к ней влечение – но 40-летний презентабельный швед, не вылезающий из загранкомандировок, конечно же, не мог найти себе вариант получше. Ну ладно, примем во внимание тот факт, что в Европе действительно сложно с женщинами; с красивыми женщинами еще сложнее, так что у тамошних инфантилов вполне социально приемлем импорт советских бабцов, пусть даже и с... «бэкграундом».

    На пути к вожделенной загранице внезапно встает еще одно препятствие: нужно заручиться согласием канувшего в Лету отца — мол, он не имеет к героине никаких имущественных претензий. Яковлева находит папашку без особого труда, а дальше начинается что-то труднообъяснимое. Видно, что это — стремноватый, полуопустившийся дядька, но это не гнусный ханыга, а задавленный бытом инвалид и заботливый отец семейства. То есть, человек договороспособный и изначально настроенный вполне миролюбиво, однако проститутка начинает читать ему мораль, нагло хамить и чуть ли не угрожать, в результате чего попадает на бабки. Оскорбленный мужик реагирует по принципу «острее дашь — острее получишь» и требует отступного. Яковлевой приходится вновь ложиться под инородцев, но, поскольку она «выбыла из корпорации» - на куда менее приемлемых условиях.

    Но чу! «Интердевочка», наконец, разобралась с советской бюрократией, расписалась с прекрасным принцем и прилетела в Шведское королевство, где тут же получила все вещи, без которых не обойтись: престижную иномарку «Фольксваген», золотую пектораль, горностаевую мантию и кровать из «Икеи». Необходимо и дальше заниматься полоумным консюмеризмом, но муж (вот сволочь!) рекомендует ограничить траты, настаивает он и на отказе от общения со всякими совками, которых Яковлева так и норовит затащить в дом. Та безуспешно пытается найти работу (не утруждая себя даже изучением языка), осознает, что шведы настроены достаточно русофобски, к тому же от репутации бывшей шлюхи просто так не отделаешься. В довершение ко всему, на родине происходит ужасное: менты, припершиеся с обыском, разъясняют наивной матери, что ее дочь трудилась в сфере сексуальных услуг. Последствия страшны! Впрочем, фильм заканчивается очень хорошо, поскольку даже самый дурной зритель к финалу понимает: героиня — радикально отрицательный персонаж. Я с этим очень даже согласен, поскольку не уважаю проституток (хотя за официальный легалайз, ессно) и был бы оскорблен в лучших чувствах, если б у Яковлевой все закончилось хорошо.

    Фильм — пример эталонного произведения «на злобу дня»: выхватить «жареную» тему и обыграть ее на все лады, до полного гротеска. Сейчас, конечно, все это не смотрится — хотя проект, безусловно, качественней во всех отношениях, нежели «Маленькая Вера». Это уже просто неактуально, как проза Солженицына или исторические изыскания Карамзина. Смешно даже подумать, что кто-то нынче включит такое кино иначе как из ностальгических или юмористических побуждений. К сожалению, Тодоровский, и ранее не дававший повода мыслить о нем как о великом режиссере, этой конъюнктурной лентой окончательно отпугнул от себя музу, кончился как более-менее талантливый кинематографист.

    https://richteur.livejournal.com/384353.html

    хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
    Loading...Loading...

    Оставить комментарий